Меню
12+

Газета «Удомельская газета»

22.11.2019 13:24 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 22.11.2019 г.

Они сражались за Родину

Автор: Алексей Серяков, врач, краевед.

Николай Дмитриевич Вичин (25.04.1902 — 29.07.1959)

В феврале прошлого года раздался звонок из Уфы. Со мной связалась известная на всю Башкирию Римма Нуриевна Буранбаева, известная тем, что уже более 10 лет разыскивает своих земляков, пропавших во время Великой Отечественной войны. Пропавших для своих родственников, потомков… Ведь до сих пор судьба многих и многих воинов, сражавшихся за Родину, остается неизвестной.

Не всегда домой доходили похоронки, практически не осталось в живых свидетелей страшных боев, частично засекречены и архивные данные. Римме, с ее необычайной энергией, многодневными поисками в архивах и интернете удалось вернуть из небытия имена более 800 уроженцев ее земли, людей разных национальностей.

Римма Нуриевна стала расспрашивать меня о докторе Вичине, который в годы войны возглавлял госпиталь в Уфе. Николай Дмитриевич — личность для Удомли легендарная, о нем не раз писали газеты, ему посвящена большая статья в книге "Врачи Удомли". Статью писала его невестка — Нина Федоровна Вичина, учительница, воспитавшая не одно поколение удомельцев. Ранее она передавала мне интересные воспоминания о докторе, его редкие фронтовые фотографии.

Для справки: ВИЧИН Николай Дмитриевич (25.04.1902 — 29.07.1959). В Удомлю приехал молодым врачом, через некоторое время составил генеральный план больницы, строительство которой велось с 1931 по 1936 годы. Так вырос "больничный городок". Сохранился Приказ Калининского облздравотдела № 112 от 06.11.1936: "...За инициативу, умение организовать дело, энтузиазм и преданность порученному делу — врачу Н.Д.Вичину объявить благодарность и премию именными часами и велосипедом...".

В ноябре 1941-го больница стала базой полевых эвакогоспиталей (ЭГ), в ней было развернуто до 500 коек. В начале войны Вичин служил начальником ЭГ по Калининской области, с 1942 по 1944 гг. — начальником госпиталя в Уфе.

В мае 1945-го вернулся в Удомлю. Его уважали и любили все жители поселка и района. Он дружил с художником В.К.Бялыницким-Бируля, артистами МХАТА и Большого театра — В.Я.Станицыным, Н.Д.Мордвиновым, А.Г.Шишковым, с дочерью изобретателя радио Е.А. Поповой-Кьяндской. Сохранились их письма и трогательные телеграммы, написанные на юбилей врача.

В марте 1946 года Николай Дмитриевич был представлен к ордену Отечественной войны 1 степени. В наградном листе написано: "…Инвалид 2 гр. (это в 44 года!). Будучи начальником госпиталей № 1738 и № 3127 (с июня 1941 по март 1945) им лично и под его непосредственным руководством проведено 8750 больших операций, и несмотря на тяжелый профиль руководимых им госпиталей, более 70% раненых воинов были возвращены в строй Красной Армии…". Напряженный, изматывающий, каждодневный труд. Если провести простой арифметический подсчет, то это более 2000 операций в год, 5-6 тяжелейших операций в день. А потом — длительный восстановительный период, буквально "выхаживание" каждого раненого.

После войны — напряженная работа в больнице в Удомле. Сердце не выдержало, и в 57 лет доктор ушел из жизни. Похоронен на кладбище в Троице, неподалеку от церкви…В июле этого года исполнилось 60 лет со дня смерти Николая Дмитриевича. С Ниной Федоровной мы побывали на его могиле, рядом лежат жена и сын доктора…

А звонком из Уфы Римма Нуриевна пыталась выяснить кое-что из событий далекого прошлого, событий, связанных с нашим доктором. В декабре 1942 года под Уфой ( п. Чишмы) столкнулись два военно-санитарных поезда. Они везли раненых бойцов из-под Сталинграда. Один поезд стоял на путях, когда в него сзади, на полном ходу, врезался другой. Им управлял машинист, который вел состав без сна, без сменщика уже 34 часа. Несколько вагонов загорелось, очень много людей погибли. Часть раненых и обожженных были доставлены в госпиталь №3127, за их жизнь как раз и боролся доктор Вичин. Как нелепо и обидно — раненых удалось вывезти из "кровавой мясорубки" Сталинграда, а в глубоком тылу судьба подготовила им такое испытание!..

Погибли и молодые девчонки-медсестры, которые пытались вытаскивать раненых. Об этом сохранились воспоминания местных жителей, очевидцев аварии, читать их без содрогания невозможно. Чуть позже у железной дороги, на месте катастрофы, поставили памятник. Информация о тех событиях была засекречена на долгие годы. Самое страшное в этой истории, что никак не удается узнать имена погибших. Многочисленные военные и медицинские архивы не имеют о том никаких сведений…

Много лет узнать имена погибших пытался неравнодушный человек из Башкирии — Зинур Усеев, подполковник милиции в отставке. Римма Буранбаева написала о нем большую статью, название которой говорит само за себя: "Подполковнику никто не пишет, или Приказано забыть". Пыталась она узнать у удомельских краеведов хоть что-то про ту далекую трагедию, надеясь, что в архивах доктора Вичина есть какие-то записи об этом. Но… увы.

А мои контакты с поисковиком из Уфы продолжались. Общие интересы, общие архивные сайты в интернете, обмен информацией.

В августе этого года было принято решение реставрировать (к маю 2020 года) памятные плиты на воинском захоронении в с. Верескуново. Как оказалось, это было госпитальное захоронение.

Для справки. На территории Удомельского района в годы войны располагалось 9 госпиталей. Раненые поступали, в основном, поездами, но прибывали и по воздуху. Легкие самолеты (типа "кукурузники"), садились на лед озера Песьво, в Больничном заливе. В отдельные дни с фронта прилетало до 17 самолетов. В самой Удомле, помимо районной больницы, палаты госпиталя размещались в Доме культуры, в средней школе, в аптеке, во многих других зданиях. Иногда раненых, доставленных по воздуху, переправляли в отделение ЭП № 62, в дер. Бережок, на берегу озера Песьво.

3 сентября 1941 года в район прибыл ЭГ легкораненых № 1930, который разместили в дер. Лайково-Попово, в трех окрестных деревнях и в Лайковском бору, в землянках. 18 сентября 1941 года появился полевой подвижной госпиталь (ППГ) № 2313 в дер. Копачево, рядом со станцией Гриблянка. В пос. Мста (вместе с Городищем) находился госпиталь № 4928. В селе Займище, на базе больницы, разместился ППГ № 1164, после него — ЭГ № 4915.

17 октября 1941 года открылся госпиталь-эвакоприемник № 62 в селе Верескуново, который в апреле 1942 года был сменен ЭГ № 2720, действовавшим до лета 1943 года.

Госпиталь в с. Верескуново размещался, в основном, в каменной Никольской церкви (которая 20 сентября 1941 г. решением Удомельского райисполкома была закрыта. Еще раньше, 5 марта 1935 года, было принято решение о прекращении колокольного звона в церкви. А последний священник церкви — Николай Иванович Троицкий — был арестован в 1937 году и приговорен к расстрелу). В соседних зданиях села также разместились раненые и вспомогательные службы. Раненые поступали с разъезда Торфяное, где их перегружали на телеги или сани и везли в Верескуново. Сохранились сведения о врачах, которые там работали, о местных медсестрах и санитарочках. Почти за два года им удалось вернуть в строй сотни раненых бойцов. Но не всех удавалось спасти. Умершие были захоронены в трех братских могилах, позже (в 1960 г.) их перенесли в общую могилу — на 500 м южнее с. Верескуново. В центре захоронения — памятник солдату, по краям — плиты с именами 137 воинов. Плиты содержали не очень точную информацию: явно искаженные некоторые фамилии и имена, неувязки с датами жизни.

Решил с коллегами уточнить списки погибших. Большую помощь в этом оказали братья Алексей и Александр Намзины, сотрудник военкомата Ирина Разыграева. Стоило лишь погрузиться в архивы, как стала поступать новая, неизвестная до сих пор информация. Через день мы уже знали, что в захоронении — 138 бойцов, через месяц — эта цифра увеличилась еще на 20 человек. Стали "появляться" их адреса (откуда призывались), названия военкоматов, фамилии жен и близких родственников. Оказалось, что очень многие из раненых — бойцы 50-й ОСБ (отдельная стрелковая бригада), которая формировалась в Курганской области в сентябре-октябре 1941 года, на Северо-Западный фронт прибыла в составе 1-й ударной армии. В основном, раненые бойцы в наши госпитали поступали из-под Старой Руссы (Новгородская область). Северо-Западный фронт в тот период не относился к числу главных фронтов, в связи с этим он получал небольшие пополнения. Враг же, используя леса, болота, речные преграды и озера, создал сильнейшую оборону.

Для справки. С 9 августа 1941-го по 18 февраля 1944 года Старая Русса была оккупирована немецкими войсками.. Советские войска неоднократно, но безуспешно пытались овладеть городом еще к 23 февраля 1942 года. Позже были еще неуспешные операции — в марте 1943-го и в августе 1943 года. Старая Русса освобождена лишь 18 февраля 1944 года.

Вроде бы, не "главный фронт", а посмотрите выдержки из боевых донесений того периода — какие страшные, ежедневные потери убитыми и ранеными!.. "19.02.1942 — 50 СБР продолжает вести бой... Потери с 13-го по 18.02.1942 убитыми 168 чел., ранеными 498 чел… 21.02.1942 — 50 СБР ведет бой... Противник оказывает упорное сопротивление. Потери с 17-го по 20.02.1942: убитыми 406 чел., ранеными 209 чел… 22.03.1942 — 254 СД совместно с 50 СБР… ведет упорный бой с противником силой до двух пехотных полков с 11 танками… Потери ранеными — около 200 чел., о числе убитых сведений не поступало…".

Вот таких раненых солдатиков и лечили на нашей земле. Да и не только раненых. Очень холодная осень-зима 1941-1942 гг., недостаток питания, плохое обмундирование. В госпитали поступало и много заболевших. Среди причин смерти мы видим краткие диагнозы: "Алиментарная дистрофия (сильно недоедали, фактически голодали), цинга, энтероколит, пневмония, дизентерия.

В госпиталь поступали и с психическими заболеваниями — не каждый молодой солдат мог выдержать такие колоссальные многомесячные нагрузки, как физические, так и психологические, особенно — при отсутствии полноценного питания, постоянных стрессов.

Для справки. Немецкий исследователь Е. Динтер выявил, что процесс адаптации к боевым действиям длится около 15-25 суток, после чего солдат достигает пика морально-психологических возможностей. После 30-40 суток непрерывного соприкосновения с противником наступает истощение духовных и физических сил. Р.А.Габриэль выяснил, что если после 45 суток непрерывного пребывания на поле боя солдаты не отправляются в тыл, то они по своим психофизиологическим возможностям становятся небоеспособными.

Но наше командование таких исследований не читало, поэтому раненые и заболевшие иногда поступали в госпитали в крайне тяжелом состоянии. Но до конца они сражались за Родину.

В братской могиле с. Верескуново похоронен уроженец Башкирии — гвардии старший сержант Егоров Михаил Дмитриевич, 1911 г.р., член ВКП (б). В конце марта 1943 года он был награжден медалью "За боевые заслуги". В документах на его имя есть графа — описание подвига: "15 марта 1943 года в бою за деревню Липно первым ворвался в блиндаж противника и уничтожил одного фашиста. 19 марта 1943 года в бою за деревню Новое Село первым форсировал реку Редья и уничтожил двух снайперов. По окончании боя вынес четырех раненых". А 14 апреля 1943 года (менее, чем через месяц после описываемых событий!) он поступает в госпиталь № 2720 с диагнозом: "Алиментарная дистрофия, энтероколит, авитаминоз "С". Причина и дата смерти: умер от болезни 18.06.1943 (именно так, без расшифровки — какая именно болезнь).

По найденным адресам умерших наш краевед Алексей Намзин стал связываться с администрацией тех населенных пунктов, откуда были призваны солдаты. Стали поступать ответы, редкие и малоинформативные. Ведь столько лет прошло! Изменились названия населенных пунктов, исчезло множество деревень. Оптимизма прибавил обнаруженный в краеведческом музее ценнейший альбом из школы с. Верескуново, где среди множества фотографий мы увидели и воинское захоронение в 1980-1990-е годы. Узнали, что еще 30-40 лет назад туда приезжали жены и дети умерших воинов. Приезжали издалека — из Сибири, Украины, чтобы поклониться могилам дорогих для них людей. Сохранилась их переписка с местными школьниками, с учителями.

В октябре пришло письмо и из Башкирии. Это снова неутомимая Римма Буранбаева… В нашем списке нашла своего земляка, подключила помощницу Ирину Ягофарову (тоже поисковик), и они поделились найденной информацией. Один из умерших в госпитале с. Верескуново — "Гордеев Григорий Павлович, 1910 г.р. Место рождения: Башкирская АССР, Абзелиловский р-н, Краснобашкирский с/с, с/з "Красная Башкирия" (отсюда и был призван). Воинское звание: красноармеец. Должность и специальность: стрелок. Последнее место службы: 50 СБР. Причина и дата поступления в данное лечебное учреждение: болен, 02.04.1942. Причина и дата выбытия: умер от болезни 02.04.1942. ФИО и адрес родственников на момент призыва в РККА (родственные отношения, где проживают): жена — Гордеева Клавдия Васильевна, Башкирская АССР, Абзелиловский зверосовхоз…". Этот совхоз находится в 300 км от Уфы, но Ирина училась в школе рядом с этим местом. Она нашла могилу Клавдии, их общего сына Александра, дом, откуда Григорий ушел на войну. Удалось ей найти и родственников солдата, которые впервые узнали о месте захоронения Григория. Невероятная история… О судьбе Григория жене и сыну было ничего не известно. После войны Клавдия вышла повторно замуж. Второй муж — фронтовик Антипов Григорий Александрович (снайпер, в 19 лет награжден орденом Красной Звезды). От этого брака у Клавдии родились трое детей, дети были в очень хороших отношениях с Александром (который умер в 30 лет от белокровия, будучи ликвидатором радиационной аварии на реке Теча), особенно дочь Нина Смяткина ( Антипова), которая и рассказала мне историю их семьи.

После смерти сводного брата и матери они ухаживали за их могилами. Знали и о первом муже — Гордееве. Узнав о его судьбе и месте захоронения на удомельской земле, плакали, благодарили поисковиков... В конце октября у меня была командировка в Уфу, куда я привез землю с братской могилы села Верескуново, которую поисковики в ближайшее время должны отнести на могилы семьи красноармейца Гордеева. Его родственники передали мне довоенную фотографию, где Клавдия и Григорий стоят рядом, счастливые, нарядные. Это единственная сохранившаяся фотография, где изображен Григорий. А Римма Буранбаева, при личной встрече в Уфе, передала мне фамилии еще 10 человек, уроженцев Башкирии, умерших в госпиталях на удомельской земле.

Вот такая история. История про тех, кто защищал нашу Родину и кто спасал раненых бойцов в самые трудные — первые месяцы войны. Спасли многих, несмотря на значительное отсутствие медикаментов, инструментов, квалифицированных медицинских кадров.

Для справки. Имеются сведения — "О потерях и ущербе, понесенных медицинской службой Западного фронта от 30 июня 1941 года", где записано: "Утрачены: 32 хирургических госпиталя, 12 инфекционных госпиталей, 13 эвакоприемников, эвакогоспиталей на 17000 коек, при бомбардировках — большое количество перевязочных материалов и лекарственных препаратов. Захвачен противником под Минском фронтовой склад — около 400 вагонов медикаментов и оборудования..."

Средние и младшие медицинские кадры часто стали готовить на местах, именно при госпиталях. После короткой подготовки молодые девчонки ехали на фронт.

Для справки. Данные о "Безвозвратных потерях медицинского состава в 1941-1942 гг.": "...потери врачебного и среднего состава — 11.5 тыс. человек, потери санинструкторов и санитаров — 22 217 человек; общие потери среди медицинского персонала большинства соединений доходили до 95% от штатной численности..."

Когда заканчивал статью, вспомнил, что весной этого года мне передали уникальные фотографии фронтовых лет. На одной из них — удомельские молодые девушки-санинструкторы, фото подписано: "Декабрь 1941. Верескуново". Фотографии, фронтовые письма и дневники своей бабушки — Бреус (Смородиной) Екатерины Васильевны, уроженки дер. Лайково-Храповицкое, мне передала ее внучка — Наташа Бреус. Бабушка на фронте была практически с первых месяцев войны, в ее дневнике по датам описан весь путь ее госпиталя, который войну закончил уже на Дальнем Востоке. Но... это совсем другая история.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1