Меню
12+

Газета «Удомельская газета»

01.03.2019 12:49 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 01.03.2019 г.

Встреча, вселившая "надежду в сердце"

Автор: Алексей Серяков, врач, краевед.

8 февраля на удомельской земле был скромно отмечен юбилей знаменитого русского ученого Д.И.Менделеева — 185 лет со дня его рождения. В молодости у Менделеева был один памятный эпизод, который изменил всю его жизнь. Причем изменил кардинально. Это встреча со знаменитым врачом Н.И.Пироговым, после которой он стал "совсем другим человеком".

Дмитрий Иванович МЕНДЕЛЕЕВ родился 27 января (8 февраля по н.ст.) 1834 года в Тобольске. Он был семнадцатым (!) ребенком в семье директора гимназии Ивана Павловича Менделеева. Сам Иван Павлович родился в семье священника Павла Максимовича Соколова (семинарское прозвище) в с. Тихомандрица Вышневолоцкого уезда Тверской губернии (ныне это дер. Касково Удомельского района Тверской области).

Предки Д.И. Менделеева жили на удомельской земле очень давно — сотни лет! В семье о. Павла было четыре сына и три дочери. В XIX веке наследуемые фамилии были лишь у дворян, поэтому сыновья Павла во время учебы в Тверской духовной семинарии получили разные фамилии, что было вполне обычным в то время. Василий стал Покровским (по названию прихода), Александр — Тихомандрицким (также по названию прихода), Тимофей сохранил фамилию отца — Соколов, а Иван получил фамилию Менделеев. Одна из версий гласит, что "фамилия дана по тому, что в приходе жил в усадьбе Мешково помещик Менделеев, помогавший материально своему духовному сыну". Земли дворян Менделеевых находились в 5-7 километрах от с. Тихомандрица. Надгробия членов этого рода сохранились до сих пор на старом погосте в с. Островно.

По окончании гимназии в далеком Тобольске перед Дмитрием встал выбор. Вот запись из его собственноручно написанной биографии: "...В 1849-м окончил гимназию в Тобольске и с маменькой, сестрой Лизой и служителем Яковом поехали в Москву, чтобы поступить в Московский университет. Но...меня не приняли. Поехали в Питер... Сперва (хотел поступать) в Медико-хирургическую академию, присутствовал при вскрытии, (стало) дурно, отказался... Я начал тоже болеть, но все выдержал и остался на том же курсе..." Имеется ввиду Главный педагогический институт в Санкт-Петербурге, куда он был принят. Будучи студентом, Дмитрий часто болел. Врачи предполагали у него последнюю стадию чахотки (туберкулез). Летом 1852 года Дмитрий Иванович приезжал на Родину предков — в село Млево, где гостил у двоюродной сестры Елизаветы Тимофеевны Соколовой. О пребывании здесь Менделеева известно давно. В экспозициях музея Менделеева в Санкт-Петербургском университете хранятся коллекции гербария растений, собранных Дмитрием по берегам реки Мсты. Длительные прогулки на природе, свежий воздух, дружественная атмосфера среди родственников — все это укрепило молодой организм... Но снова напряженная учеба во влажном климате столицы... Опять начались проблемы со здоровьем, вынужденные редкие обращения к врачам. Есть упоминание, что Дмитрий "кое в чем отстал от своих сверстников. Он застенчив, робок с женщинами, неуклюж... хотя во многом он идет впереди...".

И снова краткая запись из его биографии, которую он скомпоновал по годам — "1851-1854 гг. — 1851-й и до выхода (из института) болел, но работал много в больнице (имеется в виду, что активно учился, находясь в больнице). Доктор Кребель. Товарищ Бетлинг вместе со мной кровью харкал и заболел... скончался. Меня считали отпетым... Одно лето провел в Млеве (на Мсте), Тверской губ...".

Настроение у Дмитрия далеко не жизнерадостное. Друзья, видя это, каким-то образом устраивают ему в 1854 году встречу со знаменитым петербургским врачом, практически недоступным для "простых смертных". Это Николай Федорович Здекауэр (родился 15 (27) апреля 1815 года), потомственный врач. На тот момент ему почти сорок лет, он уже профессор, пользуется огромной популярностью в столичном обществе как замечательный диагност, знаток "всех болезней". Он предположил у молодого пациента легочную болезнь. Из методов обследования больных на тот момент основными были "выстукивание" пальцами (перкуссия) и "выслушивание" трубочкой (аускультация). Осмотрев Дмитрия, профессор заподозрил чахотку, причем такую ее форму, при которой "долго не живут", о чем ровным голосом ему и сообщил. Тогда это практиковалось врачами повсеместно — сообщать больным (и их родственникам) о возможной "скорой смерти", чтобы все успели завершить "свои дела земные". (Кстати, знаменитый художник Карл Брюллов рассказывал всем в 1852 году о "близости" своей смерти и на недоуменные вопросы — почему? — отвечал: "Потому что доктор Здекауэр, который лечил меня в Петербурге и которому я очень верю, сказал мне откровенно, что с моей болезнью я не проживу более пяти лет, а в этом году оканчивается определенный им срок". Брюллов действительно умер в июне 1852 года).

Что творилось в душе юноши, после слов профессора, нетрудно представить. Увидев перемену в еще более побледневшем лице Дмитрия, Здекауэр написал, на всякий случай, письмо своему коллеге Пирогову Николаю Ивановичу, где изложил свои диагностические соображения, а также просьбу — осмотреть юношу.

Но почему к Н.И.Пирогову? Менделеев рассказал доктору, что направлен работать учителем в Симферополь... А там в то время шла Крымская война. (Коротко о ней: Октябрь 1853 — апрель 1854. В ходе этих шести месяцев война была между Османской империей и Россией (без прямого вмешательства других государств). Существовало три фронта: Крымский (Черноморский), Дунайский и Кавказский. Апрель 1854 — февраль 1856. В войну вступают британские и французские войска, из-за чего расширяется театр боевых действий, а также происходит перелом в ходе войны. Союзнические войска превосходили российские с технической стороны, что и стало причиной изменений в ходе войны). С осени 1854 года Пирогов с другими медиками находился уже в Крыму, на театре боевых действий. Николаю Ивановичу 44 года (родился в ноябре 1810 г.), он знаменит не только в России, но и в Европе, его авторитет беспрекословен, его диагностические и операционные методы вызывали восхищение. Кроме того, Здекауэр входил в круг близких друзей Николая Ивановича, в какой-то степени считал его учителем, несмотря на небольшую разницу в возрасте.

Спустя некоторое время Менделеев отправляется на место службы. Предполагают, что еще одно посещение им Млева могло состояться в конце лета 1855 года по пути в Крым. Во Млеве сохранился дом, который, по преданию, и посещал Дмитрий Иванович. В биографии он пишет: "...В 1855-м кончил курс Главного педагогического института. Высочайшим приказом 16 сентября определен старшим учителем естественных наук в Симферополь... Там гимназия была закрыта по случаю Севастопольской войны. Квартир не было, за одну вторую комнаты (т.е. за половину комнаты) с глиняным полом спрашивали 30 руб., а жалование 33 руб. Жил с инспектором в каморке архива..."

А в Крыму царил бардак. Несмотря на личное мужество офицеров, солдат, матросов, война шла к проигрышу. Устаревшее вооружение, казнокрадство, неразбериха стратегии и запоздалые приказы — все вело к этому. Людские потери были огромные, за время войны погибли 47,5 тысячи российских подданных. (Для справки: Британия потеряла 2,8 тысячи, Франция — 10,2, Османская империя — более 10 тысяч, Сардинское королевство — около 12 тысяч военных).

Медики не справлялись с огромными потоками раненых, лекарств катастрофически не хватало, помощь оказывалась слишком поздно, послеоперационные осложнения были чудовищными, инфекционные болезни (в частности, беда всех войн — тиф) косили раненых и жителей-защитников Севастополя сотнями и тысячами. Появление в Крыму Пирогова было встречено с большим воодушевлением и надеждой на изменение ситуации в оказании медицинской помощи. Николай Иванович перед отправкой в Крым поступил очень мудро. Он заручился персональной поддержкой царствующего дома, получил "Высочайшее повеление о командировании его в распоряжение главнокомандующего войсками, в Крыму находящимися, для ближайшего наблюдения за успешным лечением раненых". Таким образом, Пирогов получил независимость от госпитального начальства всех рангов и возможность самостоятельно набрать врачей в Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия, только что учрежденную великой княгиней Еленой Павловной. Старшей сестрой в общине была Екатерина Михайловна Бакунина из дворян Тверской губернии (сейчас ее именем назван перинатальный центр в Твери).

Пирогов начинает действовать. Он лично следит за транспортировкой раненых, их питанием (закрывает котлы на замок, чтобы оттуда не таскали мясо вороватые каптенармусы), добивается выдачи со складов теплых одеял и перевязочных материалов, предпринимает меры для борьбы с эпидемиями... Но не это главное. Важнейшей заслугой его является внедрение в Севастополе совершенно нового метода ухода за ранеными. Метод заключался в том, что раненые подлежали тщательному отбору уже на первом перевязочном пункте; в зависимости от тяжести ранений одни из них подлежали немедленной операции в полевых условиях, тогда как других, с более легкими ранениями, эвакуировали в глубь страны для лечения в стационарных военных госпиталях. Поэтому Пирогов по справедливости считается основоположником новой медицинской дисциплины — "военно-полевой хирургии". Иногда, во время активных боев, на одного врача приходилось до ста раненых. Пирогов "ставил операции на конвейер", переходил от одного операционного стола к другому, помогая хирургам. Обладая изумительной хирургической техникой, однажды он лично сделал десять ампутаций конечностей за 90 минут. При проведении операций массово использовал эфирный наркоз; такие операции "с усыплением" он проводил в присутствии других раненых, чтобы они видели безопасность метода. (До того обезболивание раненых сводилось к стакану водки и призыву "потерпеть").

Кроме того, он впервые в истории русской медицины применил гипсовую повязку для лечения ранений конечностей, что избавило многих раненых от ампутации. Вера в хирургическое искусство Пирогова среди солдат была безгранично велика — ведь очень многих он смог поставить на ноги. Однажды в операционную палатку солдаты притащили тело своего товарища без головы, будучи твердо уверены, что стоит хирургу пришить ему голову, как убитый оживет…

Под непосредственным руководством Пирогова и им лично в Севастополе было проведено более 10 тысяч операций. И это при том, что буквально все врачи и сестры переболели тифом, многие умерли. Николай Иванович рьяно занимался обучением и работой сестер милосердия, что по тем временам также было нововведением. Очень часто при операциях ему помогала близкая по возрасту и духу Е.М.Бакунина, о чем Пирогов писал в своих воспоминаниях. Есть некоторые сведения, что она лично делала ампутации конечностей, понаблюдав за техникой хирурга.

А что Менделеев? Ему 21 год... Он в Крыму, идет война... По приезде в Симферополь он пишет друзьям: "...Парусиновый покров фургона мешал видеть кругом, и нечего было видеть... Вся местность, начиная от Перекопа, опустошена, не видно ни травки — всю съели волы, верблюды, везущие страшно бесконечные обозы раненых, припасов и новых войск". Это были печальные августовские дни окончания осады Севастополя. Тяжело было находиться совсем рядом и не иметь возможности участвовать в этой борьбе.

Письма Менделеева становились с каждым днем все меланхоличнее: "По дороге к Севастополю… идут постоянно войска; по этой дороге открывается… вид на наш жалкий, в сущности, городок"...

Выдержка из одной книги о нем: "...Никогда еще он не жил так нелепо! Произошло самое для него страшное: ему нечего было делать. Он набросился бы на преподавание, но гимназия была закрыта. В предместьях Симферополя раскинулись палатки Красного креста, и стоны раненых смешивались с завываниями скрипок в импровизированных ресторанах. Попутно Менделеев навещал лазареты, там мелькал неуловимый Пирогов. Слава о великом хирурге обгоняла его самого, и раненые начинали чувствовать себя лучше, лишь только разносилась весть о возможном его появлении. Он являл блестящий пример самоотверженности, с которой наука обязана служить народу. До Пирогова в армии существовали отдельные врачи. Пирогов призвал на службу войску медицину. Пирогов учил смотреть на войну, как на своего рода эпидемию. Менделеев с восхищением слушал рассказы о знаменитом хирурге, но не слишком настойчиво его искал. Но вот встреча с Пироговым, наконец, состоялась. Пирогов выслушал страстную жалобу своего неожиданного пациента. Это жалоба не столько на болезнь, сколько на терзания от неподвижности, на тоску от бездеятельности. Это крик о неудовлетворенной жажде творчества. Главный хирург действующей армии достаточно часто видел людей, и впрямь находящихся на краю смерти. Он хорошо знал признаки вспышки внутреннего огня, который подчас судорожно озарял последние минуты угасания. А этот худощавый, бледный юноша бурлил, как котелок, у которого плотно закрыта крышка. Пирогов с интересом осмотрел его, выстукал и просиял:- Нате-ка вам, батенька, письмо вашего Здекауэра, — сказал он. — Сберегите его да ему когда-нибудь и верните. И от меня поклон передайте. Вы нас обоих переживете… Это говорил сам Пирогов! "Это был врач!" — много раз в своей жизни восхищенно повторял потом Менделеев, вспоминая Пирогова...".

Какое интересное описание эпизода! Наверное, так оно и было... То, что их встреча состоялась — достоверно установлено. Сколько она длилась по времени и как проходил осмотр — неизвестно, ведь Пирогов был чрезвычайно занят в те дни, он спал всего по четыре часа в сутки. Но диагност был блестящий. Опыт, интуиция, дар Божий... Да, это был врач! Вряд ли у них было время поговорить в тот день о чем-то другом, отвлеченном. А ведь судьбы их очень похожи. Николай также родился в семье чиновника, правда — военного. В семье тоже было очень много детей — 14, из шестерых оставшихся в живых Коля был самым младшим. С раннего детства он также любил книги. (Кстати, его самой первой книгой стала иллюстрированная азбука с карикатурами на армию Наполеона. А эти карикатуры рисовали художники той поры И.И. Теребенев, И.А. Иванов и наш земляк Алексей Гаврилович Венецианов).

Друзья отца, среди которых были медики, подарили Коле "Справочник растений, употребляемых в медицине", после чего он увлеченно начал собирать гербарий. Как много совпадений... Оказывается, и наша тверская земля неким образом "связала" их. Удомельский краевед Л.Н. Константинов уже писал об этом: "...19 августа 1858 г. действительный статский советник Пирогов записан в III часть Родословной книги господ дворян Тверской губернии по Вышневолоцкому уезду. Причем, туда вписана вся его семья, включая и умершую 12 лет назад первую жену Екатерину Дмитриевну Березину. Известно, что великий хирург стал вышневолоцким дворянином благодаря покупке имения с входившими в него частью деревень Селище и Горка в том же уезде (ныне Максатихинский район Тверской области). Несмотря на свои заслуги перед Отечеством в Крымской войне, после доклада императору Александру II об общей отсталости вооружения русской армии и проблемах в войсках Н.И. Пирогов оказался в немилости и был направлен в Одессу на должность попечителя Одесского и Киевского учебных округов... Вскоре имение было продано, ибо в 1859 г. Николай Иванович приобрел усадьбу "Вишня" около Винницы за 90 тыс. руб. серебром..."

Великий хирург находился в Крыму в действующей армии с 12 ноября 1854 г. и по 24 мая, а затем с конца августа до начала декабря 1855 года. То есть, он осматривал молодого Дмитрия Ивановича незадолго до его отъезда — в октябре 1855 года. Описанная выше встреча буквально перевернула жизнь молодого учителя. "30 октября выехал из Симферополя… — в неузнаваемом тоне пишет Менделеев родным. — В полушубке, который едва защищал от ночных холодов, в медвежьих сапогах, с месячным жалованьем в кармане, с надеждой в сердце… покатил из Крыма". В Одессу приехал совсем другой Менделеев... Дальнейшая его карьера хорошо известна... Уже через 14 лет, в 1869 году, он "открывает" Периодический закон химических элементов. (Для справки: в некоторых энциклопедиях утверждается, что закон был открыт 17 февраля (1 марта) 1869 года, некоторые полагают, что это открытие Менделеева не было приурочено к какой-либо дате. Но 6 (18) марта 1869 года доклад "Соотношение свойств с атомным весом элементов" был прочтен на заседании Русского химического общества и вскоре опубликован).

Судьба в дальнейшем еще не раз сводила этих великих людей. Из дневника Д.И. Менделеева: "...1867 г. — 30 января командирован в Париж на всемирную выставку... 22 декабря назначен в Медицинский совет...".

Медицинский Совет МВД был создан в 1803 г. при департаменте полиции Министерства внутренних дел для усовершенствования медицинской науки и практики, а также для контроля за деятельностью медицинских и фармацевтических учреждений Российской империи. Представлял собой коллегиальный совещательный орган. С 1836 г. председатель и действительные члены утверждались повелением императора по представлению министра внутренних дел из "снискавших своими действиями всеобщее уважение" ученых-экспертов в вопросах, требующих специальных медицинских знаний. Почетных членов избирал совет и утверждал министр внутренних дел. Решения по всем вопросам в совете принимались большинством голосов и утверждались министром внутренних дел.

В 33 года Менделеев стал членом этого совета, его привлекают туда как самого выдающегося и перспективного химика того времени в России. С 30-ти лет, с 1840 года, в нем уже состоял Пирогов, будучи принят туда именно за свои заслуги. Члены совета скрупулезно занимались новыми разработками именно медицинского плана. Приход Дмитрия Ивановича внес новую, свежую струю в деятельность совета. Он предлагает ряд новых методик химической направленности, затрагивавших и расширявших многие разделы медицины того времени. В частности, Менделеев пишет "Наставления для врачей и фармацевтов для судебно-химических исследований". Среди судебных медиков и фармацевтов того времени он пользовался непререкаемым авторитетом.

Кстати, членом этого совета был и упомянутый выше заслуженный профессор Н.Ф. Здекауэр, осматривавший юного Дмитрия во время его учебы в Санкт-Петербурге. К тому времени Николай Федорович уже в чине действительного тайного советника, лейб-медика (т.е. лечил членов императорской семьи), был авторитетнейшим врачом. А с 1884 г. он в течение 5 лет состоял председателем Медицинского совета. Круг его интересов также был очень широк. Он активно занимался вопросами терапии, военной гигиены, анатомии, борьбой с холерой и другими опасными инфекциями. Одним из первых в России заговорил о необходимости высшего женского медицинского образования. Уже 7 апреля 1870 года Медицинский совет признал доклад Н.Ф. Здекауэра "бесспорно полезным" и установил продолжительность "врачебно-акушерского образования женщин" в 4 года. В 1878-м он открыл первое собрание "Русского общества охранения народного здравия", в котором с того времени его бессменно избирали председателем. С самого основания русского Общества Красного Креста был долгое время членом главного его правления. До самой смерти продолжал принимать участие в деятельности Медицинского совета. А умер 15 (27) января 1897 года.

Еще раньше — 23 ноября (5 декабря) 1881 года — ушел из жизни Николай Иванович Пирогов, его тело было забальзамировано (с разрешения Церкви), помещено в стеклянный саркофаг в специально построенном склепе — в имении Вишня на Украине. В имении, которое он купил на деньги, вырученные от продажи земли и дома в Тверской губернии.

Д.И. Менделеев, как ему и было предсказано, пережил их всех, скончался 20 января (2 февраля) 1907 года. Похоронен на Волковском православном кладбище в С.-Петербурге, где ранее был погребен и Н.Ф.Здекауэр. Так через много лет судьба снова "свела" этих талантливых людей.

Дмитрий Иванович встретился с этими двумя великими врачами в юности. Жизнь распорядилась так, что он общался с ними неоднократно и позже.

История встречи будущего великого ученого, а тогда еще студента Дмитрия Менделеева с Н.И. Пироговым в далеком 1855 году известна давно... В 1964 году, к 130-летию со дня рождения Д.И. Менделеева, Министерство здравоохранения СССР заказало одному талантливому украинскому художнику отобразить эту встречу. Момент осмотра Пироговым молодого Менделеева и запечатлен на картине известного живописца, члена Союза художников Украины, Заслуженного деятеля искусств, доцента кафедры живописи Ивана Антоновича Тихого. Мы привыкли видеть Менделеева с огромной бородой. А здесь перед нами предстает юноша. Художник очень долго изучал исторические материалы, книги, письма, фотографии тех лет. Горы литературы перевернул, прежде чем приступить к работе над картиной, которая называется "Н.И. Пирогов осматривает больного Д.И. Менделеева". Хранится картина в постоянной экспозиции в Национальном мемориальном комплексном музее Н.И. Пирогова в Виннице.

В жизни каждого из нас бывают эпизоды, которые кардинально нас меняют, позволяют взглянуть на окружающий мир по-новому. У Менделеева в юности тоже был такой "эпизод" — встреча с великим Пироговым, который надолго вселил юноше "надежду в сердце".

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4