Меню
12+

Газета «Удомельская газета»

29.03.2019 12:02 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 12 от 29.03.2019 г.

История одной любви

Автор: Алексей СЕРЯКОВ, врач, краевед.

"Некоторые, увидев ее, замедляли шаги или оборачивались — не совсем понятно было им, что делает высокая стройная женщина, с ног до головы в черном, закутанная в вуаль, в любую погоду у памятника Пушкину на Тверском бульваре.

Шел 1918 год, кто только мог бежал из холодной и голодной Москвы на окраины России. Те, кто оставался, старались сидеть по домам, сохраняя скудное тепло очагов и стараясь ложиться пораньше спать — авось, уляжется чувство голода..."

Эта женщина — Мария Александровна Гартунг, старшая дочь великого поэта А.С. Пушкина. Родилась она в мае 1832 года. Крестной ее была Екатерина Ивановна Загряжская, родственница по линии матери — Натальи Николаевны Пушкиной (Гончаровой). Некоторые краеведы "протягивают" ниточки родства между Гончаровыми-Загряжскими, имеющими отношение к с. Кемцы и с. Млево (ныне Бологовский и Удомельский районы Тверской области).

Отец очень любил первенца — дочь Машу, "беззубую Пуськину", как он звал ее. Уезжая из дома по делам, беспокоился о ней, спрашивал, благословлял в письмах к жене. Сохранились эти трогательные строки, в которых отразилась нежность любящего отца. Мария росла задирой, "воспитывала" младших братьев, много времени проводила в играх на свежем воздухе, великолепно сидела в седле. До глубокой старости у нее сохранилась прямая и гордая осанка. Она единственная из детей поэта, которая хоть немного помнила отца. После его гибели на дуэли, несмотря на стесненность в средствах, с Мари и ее братьями (перед поступлением тех в Пажеский корпус) серьезно занимались педагоги, рекомендованные друзьями отца — в частности, Петром Александровичем Плетневым (кстати, — его отец, А.П. Плетнев, был священником в Храме Преображения Господня в с. Молдино Удомельского района и похоронен у храма в 1794 году 28 лет от роду). Мари делала большие успехи в фортепьянной и шахматной игре, рисовании и рукоделии, изучении иностранных языков.

Все, кто встречался с Марией Александровной, отмечали необыкновенную изысканность ее манер, остроумие и великолепное знание русского и французского языков. Она была очень приветлива и проста в общении, необыкновенно красива: "редкостная красота матери смешивалась в ней с экзотизмом отца, хотя черты ее лица, может быть, были несколько крупны для женщины". Бросались в глаза ее всегдашнее спокойствие и необыкновенная привязанность к матери, выраженная в трогательной, ласковой заботе о ней. Очень нежно относилась она и к Петру Петровичу Ланскому (отчиму), и к своим сводным братьям и сестрам. Начав выезжать с 20-ти лет в свет, в 1852 году она была высочайше пожалована во фрейлины и состояла при государыне Марии Александровне, жене императора Александра II. Посещала вечера, балы и приемы. На нее обращали внимание многие, жаждали быть представленными ей. Но замуж Мария Александровна вышла за Леонида Николаевича Гартунга.

О семье Гартунг удомельским краеведом Л.Н.Константиновым собран уникальный материал: "...в 1776 году первым городничим г. Вышнего Волочка был секунд-майор Иван Христианович Гартунг. Прослужив городничим несколько лет, в 1780 году он назначен смотрителем Ножкинской пристани на р. Мсте. Мста тогда являлась важнейшей артерией по доставке различных грузов в Санкт-Петербург. На удомельской земле у него рождается сын. В метрической книге храма Сельца Карельского есть запись от ноября 1783 года о рождении Николая Ивановича Гартунга (отца Леонида). Николай первые годы своей жизни провел в деревне Ножкино (Удомельский район). Дальнейшая его судьба — это судьба офицера Русской Армии... В 1805 году он ранен при Аустерлице, в 1812 году ранен в Бородинском сражении; его фамилия была выбита на стене Храма Христа Спасителя как заслуженного участника Наполеоновских войн. В 1826 году произведен в генерал-майоры. А с 1847 года более десяти лет командовал Отдельным корпусом внутренней стражи (прообраз внутренних войск). В его семье было восемь детей, Леонид был пятым. Скончался он в возрасте 76 лет — 20 ноября 1859 года (за полгода до свадьбы Леонида с Марией).

Леонид был определен в Пажеский корпус, где подружился с сыновьями А.С. Пушкина — Александром и Григорием. Они и познакомили его со своей сестрой Марией. Однако предложение руки и сердца поручика Л.Н.Гартунга Мария Александровна приняла в апреле 1860 года, когда им обоим было по 28 лет. Их отцов к тому моменту уже не было в живых. Через год после свадьбы на балу в Туле ее увидел Лев Толстой. Ее красота поразила писателя, он все повторял своему приятелю: "...Ты посмотри, какие у нее арабские завитки на затылке. Удивительно породистые...". Она стала прототипом героини Анны Карениной — "не характером, не жизнью, но наружностью". Кстати, многие отмечали ее буквально "портретное" сходство с отцом.

Леонид Николаевич много воевал, имел много наград. В 1870 году он уже генерал-майор. Был назначен управляющим Императорскими конными заводами в Туле и Москве. Блестящая карьера! Но... в 1877 году его обвинили в крупной краже денег… Обвинили подло и бездоказательно. Состоялся суд, после многочасовых прений суд удалился. Леонид, человек чести, решил кровью смыть такой позор. Он вышел в отдельный кабинет, достал револьвер и выстрелил себе в сердце, оставив записку: "... Я ничего не похитил и врагам моим прощаю...". Хоронили Гартунга всей Москвой, зная его как "человека порядочного и благородного". Процессия была длиною в две версты... Позже клеветник был разоблачен.

Самоубийство мужа стало для Марии страшным ударом. Во взаимной любви и согласии с мужем они прожили 17 лет. Мария продала поместье, стала вести замкнутый образ жизни. Гостила у братьев и сестер, воспитывая племянников. Собственных детей у нее не было. Она всегда была весела, остроумна, любила общество молодежи и детей. Не переносила старушечьих сплетен и пересудов. Когда ей становилось особенно грустно, садилась за фортепиано. В Москве Мария Александровна была почетным попечителем и председателем первой Общественной библиотеки имени Пушкина. Ее часто приглашали на всевозможные торжества, посвященные Пушкину, и на скромные литературные вечера, где пили чай и читали стихи поэты, зачастую неизвестные публике. Приглашения на такие вечера Мария Александровна предпочитала всем остальным.

До глубокой старости она сохраняла красоту и здоровье, в 80 лет переплывала большой пруд. Была очень женственна, хорошо одевалась, каждый день ходила к парикмахеру на Арбате.

Вот что писала о ней правнучка Пушкина — Софья Павловна Воронцова-Вельяминова: "...Я хорошо помню тетю Машу на склоне лет, до самой старости она сохранила необычайно легкую походку и манеру прямо держаться. Помню ее маленькие руки, живые, блестящие глаза, звонкий молодой голос".

Но... наступил 1917 год... Мария Александровна осталась без средств к существованию. Ее сводная сестра Александра Петровна Арапова (дочь Натальи Николаевны Пушкиной от второго брака) пишет письмо баронессе М.Д. Врангель. Баронесса — мать П.Н. Врангеля, главнокомандующего Русской белой армией, и Н.Н.Врангеля — литератора и коллекционера. После смерти сына Николая она передала его труды и коллекции в Пушкинский Дом... Это письмо — крик о помощи: "Дорогая баронесса! Простите великодушно... что я решаюсь прибегнуть к Вашему посредничеству... о моей несчастной сестре... У нее объявилось нервное расстройство, порожденное волнениями и переживаемыми страхами на 87-м году. В меблированных комнатах... ее больше не хотят держать... Может быть, у кого-нибудь есть связи с правительством, и Вы с Вашей энергией и отзывчивым сердцем уговорите их принять участие в горькой судьбе ее... Если есть возможность — помогите последней в живых дочери бессмертного поэта... 23/10 июня 1918".

Эти просьбы сумели передать А.В. Луначарскому (нарком просвещения РСФСР), и пенсия была назначена. Но назначена слишком поздно — за несколько дней до смерти М.А. Гартунг... А умерла она 7 марта 1919 года (сто лет назад) в Москве, и ее первая пенсия пошла на расходы, связанные с похоронами ее на кладбище Донского монастыря.

В июне 2018 года группа удомельских краеведов была на этом кладбище, был 40-й день со дня смерти нашего друга и писателя В.Б.Чернышева (комната-музей которого будет открыта весной этого года в школе с. Котлован). Приехали мы заранее, поджидали знакомых, робко стояли у входа... Смотритель спросил нас, знаем ли мы, где похоронена старшая дочь поэта Пушкина? Мы переспросили — Мария Гартунг?.. Искренне удивившись нашей осведомленности, он подвел нас к очень скромному памятнику из серого гранита с фотографией. Там лежали скромные букетики цветов. Рядом был огромный куст жасмина — чубушника, весь усыпанный белоснежными цветами. Его запах задержал нас надолго. Мы стояли и вспоминали... Пушкина и его свата Гартунга (вот бы они повеселились и пообщались на свадьбе, но... у каждого своя судьба), вспоминали красавицу Марию Александровну, ее благородного мужа Леонида Николаевича... Историю их любви...

Р.S. Когда материал был готов к печати, узнал интереснейшую историю о создании последнего прижизненного портрета А.С. Пушкина, написанного незадолго до его гибели малоизвестным художником И.Л.Линевым. Удивительное сходство с Марией Александровной в ее последние годы! Но... это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4