Меню
12+

Газета «Удомельская газета»

31.05.2019 11:41 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Музыкальная» история. Какие люди! Какие имена!..

Автор: Алексей СЕРЯКОВ, врач, краевед

145 лет назад (30 мая 1874 года) в Твери, в семье потомственного врача, родилась девочка. По традиции семьи, имеющей немецкие корни, у нее было тройное имя – Мария-София-Иоганна Эдуардовна фон Ландезен. Но близкие звали ее Мария, или Мэри. Судьба ее необычная, сложная....

Каждый раз, когда я соприкасаюсь с информацией об интересных людях прошлого, пытаюсь узнать, имеют ли они какое-то отношение к нашей удомельской земле. И, как правило, находятся связующие «ниточки», которые тянутся из далекого прошлого в наше время.

Ландезены... Знаменитая фамилия в Тверской губернии в XIX — начале XX веков. О врачах этой династии мы не раз писали в наших краеведческих очерках. Они очень много сделали для развития медицины. В честь одного из врачей – Эдуарда Федоровича — была даже названа улица в Твери – Ландезенская.... Одной из его дочерей как раз и была Мария. А одним из сыновей – Эдуард Эдуардович, родной прадедушка нашего доктора – Троицкого Кирилла Андреевича и его брата — психиатра Андрея Андреевича.

Кирилл Андреевич, без малого 40 лет отдавший врачебному делу на нашей земле, рассказывал, что в их семье хорошо помнили «тетю Мэри», которая была певицей, состояла в родстве с И.С.Тургеневым, после революции преподавала в Твери музыку и вокал. А некоторые ее ученики стали впоследствии знаменитыми певцами. Сама она жила очень скромно, даже бедно.

В свое время Мария закончила Мариинскую женскую гимназию, получила звание домашней учительницы русского языка и математики, преподавала в гимназии. Свободно разговаривала на французском языке, знала и немецкий...В 1905-м уволилась и поехала в Поволжье, где был сильный голод из-за засухи, чтобы оказывать помощь голодающим крестьянам. Эта отзывчивость к чужой беде осталась в ней до конца жизни... Затем она уехала в Петербург, закончила физико-математический факультет Петербургского университета в 1914 году ( кстати, его в том году закончили всего четыре женщины).

Параллельно с обучением в университете Мария посещает драматические курсы при Александринском театре и... уходит в музыкальный мир. Обладая красивым голосом (контральто), выступала на сцене Народного дома в Петербурге. Тогда же появился ее сценический псевдоним – Ланская. Ей довелось петь и с Федором Шаляпиным. Одновременно она давала уроки музыки начинавшим вокалистам... Началась Первая мировая война, затем – революция, Гражданская война...

В Твери М.Э. Ланская появилась в 1920 году и организовала свой класс, который гордо именовала оперной студией. Отныне пение, а точнее, обучение пению, стало самым значительным и любимым делом ее дальнейшей жизни...Трудные годы после Гражданской войны...В стране голод, болезни, брошенные дети... В 1924 году Мария подобрала и вырастила брошенного грудного ребенка, а ведь ей было уже 50 лет. Она усыновила его и дала свою фамилию. Непобедимое отчество Георгиевич придумала сама. Так появился на свет Марк Георгиевич Ланской (впоследствии был тяжело ранен на войне, получил инвалидность, что не помешало ему стать Заслуженным учителем РСФСР). К.А.Троицкий много рассказывал о «дяде Марке», воспоминания о нем оставил и родной дядя Кирилла – Николай Яковлевич.

Интересные воспоминания о М.Э.Ланской оставил ее ученик — будущий композитор С.А.Кац. В своей книге “Дорогами памяти” он так описывает свою первую встречу с Марией Эдуардовной:

“Однажды в наш дом не пришла, а буквально ворвалась какая-то странная особа…Визитерша меня поразила своим необычным внешним видом. Старая женщина в какой-то старинной мантильи, с седыми буклями, выбивавшимися из-под соломенной шляпки... заговорила не соответствующим ее невысокому росту низким голосом: "Так это ты играешь по стольку часов в день? Я хожу на базар, в магазины, потом обратно и слышу, кто-то с увлечением занимается на рояле!" — С этими словами она вытащила из старомодного ридикюля лорнет и приложила его к глазам: "Ба, да ты совсем ребенок, сколько же тебе лет? Ну-ка сыграй мне ноктюрн Шопена, который я только что слышала на улице! Извините, пожалуйста, мадам!" – обратилась она к маме, которая совершенно опешила от бурного появления этой экстравагантной дамы…Она давала уроки пения, но не брала со своих учеников за занятия ни копейки. На какие средства она существовала – ума не приложу. Жила в маленьком, одноэтажном флигеле, стоящем в одном из дворов...Из маленькой передней мы входили в небольшую комнату, которую Мария Эдуардовна гордо называла ‘залой’. Посреди комнаты стоял рояль, стены были украшены бесчисленными фотографиями и даже дагерротипами в старинных рамках, с которых на нас смотрели какие-то старушки в чепцах с лентами, суровые офицеры с аксельбантами и старые генералы с огромными орденами на груди…Много места было отведено фотографиям артистов, в том числе и самой Ланской. Невозможно было сравнивать эту статную, молодую, красивую женщину в элегантных туалетах и сценических костюмах с нынешней хозяйкой дома…”

В оперной студии М.Э. Ланской тогда занимались пением многие молодые таланты. За три года она подготовила к поступлению в Ленинградскую консерваторию Алексея Иванова – в будущем солиста Большого театра. Среди ее воспитанников– солисты столичных оперных театров, многие вокалисты Калининской филармонии. Среди учеников были военные и студенты, ткачихи и швейницы, дочери священников и бывшие монахини.

С.А.Кац далее вспоминает: “Я нередко аккомпанировал молодым певцам... Однажды сюда вошел красивый молодой человек в военной форме и, любезно поздоровавшись с хозяйкой дома и со всеми присутствующими, приступил к занятиям. Как он пел, какой у него был дивный голос, как лился звук! Я никогда до тех пор не слышал такого чистого тенорового звучания, особенно на высоких нотах. По просьбе Марии Эдуардовны я сел за рояль и начал аккомпанировать пришедшему певцу каватину Князя из оперы «Русалка» …Певец смолк. Шумное одобрение педагога и дружные аплодисменты его товарищей-соучеников убедили всех в том, что его ждет большое артистическое будущее. Мы нередко вспоминали с Сергеем Яковлевичем Лемешевым, — а это был он, тогда курсант Тверского кавалерийского училища, — о встречах у М.Э. Ланской уже в зрелые годы, спустя много лет…”

Концерты оперной студии проводились в зале Дворянского собрания, а сборы от них шли в пользу МОПРа (Международной организации помощи борцам революции), в ОДД (Общество “Друг детей”), в республиканскую Испанию…

В 1936-м, когда в Калинине открылось музыкальное училище, Мария Эдуардовна начала там преподавать. А в октябре 1941-го – эвакуация: Ярославль, Горький, Пермь, Омск. В Омске она прожила три очень трудных года. Преподавала иностранный язык в средней школе, работала в музыкальном училище. Постоянного дома не было, жила впроголодь…

Время сохранило мало ее фотографий, но остались очень теплые воспоминания о ней. Александра Николаевна Ишиева, одна из последних учениц М.Э. Ланской вспоминает, что Мария Эдуардовна была для нее больше, чем педагог. Она вникала во все подробности жизни своей ученицы и всегда помогала по мере своих сил: “Я поступила в музыкальное училище в трудный 1946-й год и однажды на уроке упала в голодный обморок после того, как триумфально взяла верхнюю ноту...Через несколько дней ко мне в общежитие с банкой меда явилась Мария Эдуардовна. Еще во дворе я заслышала ее низкий голос. Она вызывала меня по имени и требовала, чтобы я тут же со столовой ложкой вышла к ней лечиться. Мария Эдуардовна очень верила в меня и повторяла, что я обязательно стану звездой… ”

Мария Эдуардовна обладала своеобразным чувством юмора. Об этом родители Кирилла Троицкого не раз рассказывали ему в детстве. А бывший директор музыкального училища В.С. Черина вспоминала о вокальной заповеди М.Э. Ланской, которую студенты передавали из поколения в поколение. В ее классе висел обязательный для того времени портрет Сталина. Так вот, Мария Эдуардовна, обучая своего ученика правильному певческому дыханию, говорила: “Встань прямо, держись за пупок, смотри на Сталина – и звук польется, какой надо!”

...Живя лишь на мизерную зарплату музыкального педагога, фактически в бедности, она и в 74 года продолжала заниматься любимым делом. Узнав об этом, ее бывшие ученики, ныне знаменитые на всю страну певцы — С.Я. Лемешев и А.П. Иванов, «выбили» для Марии Эдуардовны персональную пенсию областного значения. Но... пенсию она успела получить лишь один раз – тихо скончалась в июле 1948 года. Похоронена она в Твери, на Первомайском кладбище. Попытки найти ее могилу пока не увенчались успехом...

Когда статья была уже готова, мне через друзей удалось связаться с Ишиевым Владимиром Львовичем, известным в Твери джазовым пианистом, из семьи потомственных музыкантов. Именно его мама, Александра Николаевна, была одной из последних учениц Софьи Эдуардовны. А дед Владимира — Николай Пименович Ишиев — всю свою жизнь работал в Твери, на ниве музыкального просвещения (скончался в 1978 году, в 91 год). В Твери он начинал свою деятельность еще до революции, работал и дружил с А.В. Александровым, автором музыки Государственного гимна СССР ( а теперь и России). От деда Владимиру остался большой архив, где сохранились и фотографии Марии Ланской, которые он переслал мне. Целый вечер я разглядывал их, перелистывая папку и...наткнулся на один уникальный документ от 25 октября 1916 года, выданный Николаю Пименовичу. В нем говорится, что последний «состоял слушателем курсов, организованных Комитетом общества распространения игры на народных инструментах и хорового пения...При этом приобрел отличные познания для устройства и руководительства великорусским оркестром, духовным и светским хоровым пением...». Среди подписей Членов Комитета — «Солистъ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА В. Андреев»... Да, да... Наш «удомельский» Василий Васильевич АНДРЕЕВ.

Но... это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

17