Меню
12+

Газета «Удомельская газета»

19.02.2021 10:43 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 19.02.2021 г.

О доблести врача, о бескорыстии и человеческом таланте

Автор: Алексей Серяков, врач, краевед (г. Удомля)

Николай Кирилов с первой женой Марией Ржецкой

«…Есть люди, величие которых не вписывается в существующий уклад жизни определенного отрезка эпохи. Но с течением времени на свет их таланта подтягивается общество, происходят прогрессивные изменения в жизни».

Николай Васильевич КИРИЛОВ (именно так, как и его отец, он писал свою фамилию – с одной «л») родился 20 июля (3 августа) 1860 года в семье военного фельдшера в городе Вышний Волочек Тверской губернии. Первый ребенок в семье (всего родятся шестеро детей). Из-за переводов отца по службе семья часто переезжала. Три года Николай учился в Новгородской гимназии, затем – в Гродненской, которую окончил в 1878 году. В старших классах выделялся "высоким ростом и начитанностью". Поступил в Московский университет на физико-математический факультет, но после первого курса перевелся на медицинский факультет, который и окончил в 23 года.

Куда бы ни заносила его судьба, он всюду был неутомимым исследователем, но в первую очередь оставался врачом: уездным, участковым, окружным, городским. Кирилов «служил в убогой переселенческой больничке, тюремном лазарете, лепрозории, был эпидемиологом, хирургом, терапевтом, инфекционистом, травматологом…» Помимо этого, проявил себя в качестве краеведа и этнографа, археолога и климатолога, путешественника и коллекционера, фотографа, знатока восточной медицины и культуры. Опубликовал 85 статей по медицине и краеведению.

Начало врачебной деятельности

Предполагаю, что его отец, Василий Кириллович, оказывал помощь не только военным, но и жителям селений Вышневолоцкого уезда, территория которого была огромной, включала в себя такие нынешние районы, как Фировский, Кувшиновский, Спировский, Удомельский, Лесной, Максатихинский и Лихославльский. Фельдшер, тем более военный, в середине XIX века — это достаточно грамотный специалист (для своего времени). Села и деревни на территории уезда были крупными. По количеству жителей и дворов одними из самых больших, кроме уездного города Вышнего Волочка, были — с. Коломно (131 двор), Сельцо Карельское (110 дворов и более 600 жителей), Залучье (почти 550 жителей), с. Млево (350 жителей). Думаю, что Николай с детства был знаком с азами лечебной деятельности отца, ведь именно по его настоянию он и перевелся на медицинский факультет.

Его учителями в университете были выдающиеся профессора: А.П. Богданов (зоолог, антрополог), А.И. Бабухин (гистолог, физиолог), Г.А. Захарьин (знаменитый врач-терапевт. Кстати, для А.П. Чехова из всех врачей России самым авторитетным был лишь один Григорий Антонович). Будучи студентом, Николай Кирилов слушал лекции К.А. Тимирязева (специалист по физиологии растений, пропагандист идей Дарвина об эволюции, историк науки), В.О. Ковалевского (геолог, палеонтолог, зоолог; муж Софьи Ковалевской).

Уже на первом курсе Николай помогал профессору А.П. Богданову готовить антропологическую выставку, открывшуюся в Москве в 1879 г. и оказавшую на него «неизгладимое впечатление». (С 1879 по 1884 гг. на медицинском факультете учился А.П. Чехов, с которым Николай Кирилов был хорошо знаком и по окончании университета имел с ним переписку).

Годы учебы в университете были нелегкими: скончался отец, пришлось заниматься репетиторством для поддержки семьи, был выявлен туберкулез у него самого. В мае 1883-го Николай окончил университет «стипендиатом» (стипендию выхлопотали профессора А.П. Богданов и Н.В. Склифосовский) и стал работать сельским врачом в городке Климовичи Могилевской губернии. К тому времени (с 1882 г.) он уже женат на Ржецкой Марии Оттоновне, дочери полковника. Уже через год, после того, как мать выхлопотала пенсию и положение семьи улучшилось, Николай Васильевич просит медицинский департамент о переводе его в Сибирь. Об этом далеком крае в те годы много писали, активно работала переселенческая служба, и в обществе были некие иллюзии и эйфория, что в Сибири жизнь сытая и богатая. Кирилов позже напишет: "...Я в Сибири служить желал всегда… куда и отправился, полный надежд, что Сибирь позволит мне жить без материальных забот, приложить свои знания к научным исследованиям..."

Сибирские иллюзии

Супруги, вместе с маленькой дочкой, едут на санях более шести тысяч километров, прибывают в глухое село Уро (неподалеку от Усть-Баргузина). В Сибири в то время была огромная смертность от оспы, тифа, туберкулеза, хирургическая помощь оказывалась единицам. Да и чем лечить, чем оперировать? Сохранилась опись казенного имущества, принятого сельским врачом Кириловым. Это несколько медицинских журналов, акушерские щипцы старого образца, зубные щипцы, две стеклянные кровососные банки, оловянная мензурка и 17 наименований медикаментов, имевшихся в мизерных количествах. Но молодой врач начинает активно работать, несмотря на невежество и суеверия местного населения, экстремальные сибирские условия. Жалованья в 665 руб. в год не хватало, ведь на свои деньги он покупал необходимые лекарства и инструменты, выписывал медицинские журналы. Свою маленькую квартирку использовал и как приемный покой, и как операционную. Детей от оспы, из-за отсутствия вакцины, прививал, перенося содержимое гнойных пузырьков «с ручки на ручку». На вверенной ему территории проживало более 20 тысяч человек, и командировки — для осмотра больных — иногда продолжались по месяцу.

Врачей в Забайкалье не хватало, дипломированных специалистов было всего около 50-ти человек, да и те распределялись, в основном, по воинским частям и заводам. А вольнопрактикующих врачей было всего ДЕВЯТЬ. Местное население с подозрением относилось к «европейским» врачам, «лечилось» у лам и знахарей, А те, к примеру, советовали при скарлатине поить детей отваром куриного помета, бить в бубен…

Научные исследования

Тяга к ним у Николая была еще со студенческих лет. И на новом месте он начинает заниматься различными исследованиями в области естествознания и краеведения, археологии и антропологии. Изучает быт аборигенов, ведет метеонаблюдения, пишет научные статьи («О дезинфекции повседневной, профилактической», «Какую следует иметь домашнюю аптеку и как ею пользоваться»), собирает коллекции насекомых и растений, великолепно делает чучела. О своих исследованиях он сообщал в Императорское Русское Географическое общество и Общество врачей Восточной Сибири. Помимо этого, он осматривает местные горячие источники для создания там лечебниц. В 1885 году исследует местные рыбные промыслы и пишет о причинах катастрофического снижения улова омуля, изучает эмбриологию этой рыбы. Все эти сведения он отразил в «Заметках врача о Баргузинском округе».

В 1886 году его переводят в Верхнеудинск, а затем – окружным врачом — в Петровский Завод. Здесь он заинтересовался ламским и шаманским лечениями. На четыре месяца едет в Монголию, где изучает монгольский и тибетский языки, «для того, чтобы в подлиннике ознакомиться с теорией тибетской медицины…», собирает сведения о грызунах тарбаганах – разносчиках чумы. В 1889 году ему вручают памятную медаль в честь столетия со дня основания Петровска-Забайкальского. Всего было изготовлено 50 медалей, одна из них (золотая) — для императора, а остальные — бронзовые. Летом 1890 года Николай Васильевич увиделся с А.П. Чеховым, когда писатель направлялся на Сахалин. Встреча была короткой, т.к. Антон Павлович торопился на пароход в Благовещенск, а Кирилов спешил в одно из забайкальских сел — «на эпидемию».

В 1893 году его назначают Читинским окружным врачом, где он инициирует создание Забайкальского общества врачей, а также Приамурского отдела Русского Географического общества. Создает первую в Чите общедоступную библиотеку, куда передает 254 книги. Позже подарит местному музею свою огромную коллекцию растений (более 1400 видов).

Сахалин. Дальний Восток

В 1895 году вышла в свет книга А.П. Чехова «Остров Сахалин», которую Николай Кирилов «с особенным вниманием проштудировал». Он пишет Приамурскому генерал-губернатору: «Желая поработать для науки в малоисследованном крае…имею честь просить Ваше Высокопревосходительство перевести меня на первую вакансию врача…какая откроется в Приморской области».

К тому времени его жена умерла, и в 1896 году Николай Васильевич сходится гражданским браком в г. Иркутске с Мушкиной Ольгой Ивановной (в свое время была сестрой милосердия — в годы Русско-турецкой войны, 1877-78). У них родилась дочь Юлия. Вскоре семья уезжает на Дальний Восток, где Кирилов продолжает самоотверженно трудиться. Он заведующий лечебницей Корсаковского округа на Сахалине; затем врач военного госпиталя во Владивостоке. В марте 1905 года в Москве прошел чрезвычайный Пироговский съезд по борьбе с холерой (в работе съезда участвовали более 1600 врачей). Доклад Н.В. Кирилова «Опыт борьбы с холерой в Китае и на Дальнем Востоке» вызвал такой интерес, что ему пришлось повторить его еще трижды — перед разными аудиториями.

В декабре 1905 года – он делегат областного крестьянского съезда (за участие в организации и работе этого съезда Н.В. Кирилова в 1907 г. осудили на полтора года заключения во Владивостокской крепости). Был организатором и участником съездов врачей в Петербурге, Москве, Хабаровске, Иркутске, Южно-Уссурийске. Участвовал в ликвидации эпидемии чумы в Маньчжурии, эпидемии оспы в Уссурийском крае в 1911 г.

В 1914-м его мобилизуют на австро-германский фронт (из-за болезни демобилизован). В 1915-1916 годах работает в Николаевске-на-Амуре. Здесь он был единственным врачом больницы, лепрозория (для лечения больных проказой), тюрьмы, богадельни, всех учебных заведений, выполнял функции судебно-полицейского (судебно-медицинского эксперта, в нынешнем понимании.- А.С.), санитарного, городового и карантинного врача.

За эти годы он, по собственной инициативе (во время отпусков), посещает Китай (1901), Гонконг (1902), Японию (1898, 1903), Анадырский край (1905), Аляску и Чукотку (1911), Вьетнам (участвует в международном конгрессе по тропической медицине в Сайгоне, 1913).

Революция. Гражданская война. Гибель

1917 год застал Кирилова в Иркутске, где он работал санитарным врачом, а затем перебрался в Благовещенск. В те голодные годы, при отсутствии квалифицированной медицинской помощи, перемещении огромных масс беженцев и военных, постоянно вспыхивали эпидемии заразных болезней. Николай Васильевич не оставлял свой пост и, как всегда, добросовестно трудился, несмотря на смену властей (с 1917 по май 1920 гг. власть в Амурской области менялась четыре раза). Он пишет статьи и брошюры, делает доклады, посвященные проблемам здравоохранения. Организует народный университет и выступает там с лекциями. Кроме того, ведет курс физики и естествознания (из-за нехватки педагогов) в речном училище и в одной из школ Благовещенска.

В январе 1921 года в письме дочери Юлии он пишет: «…Самое главное воспитать в себе способность к творчеству, к умению влиять на среду…Жизнь – борьба, красочная, особенно в наше интересное время».

Погиб Николай Васильевич в результате нелепой, трагической случайности. 18 февраля 1921 года он возвращался домой после чтения лекции, переходя улицу — попал под автомобиль, ехавший без огней. Через несколько часов скончался, не приходя в сознание. Ему был всего 61 год.

В «Амурской правде» было опубликовано траурное извещение о кончине «уважаемого лектора, доктора Николая Васильевича Кирилова». Хорошо знавший Н.В. Кирилова исследователь Дальнего Востока и писатель Арсеньев Владимир Клавдиевич написал о нем: «Он обладал громадной эрудицией, большой памятью и имел поразительные энциклопедические познания. Это был ученый и врач, вечно деятельный, вечно занятый, не унывающий, отзывчивый и верящий в светлое будущее человечества».

Архивы Кирилова сохранились не полностью. Часть хранилась в личном архиве В.К. Арсеньева, часть у дочери Юлии Николаевны, след которой затерялся в 30-е годы. Часть статей сейчас хранится в архивах Забайкальского края и Читинской области, часть — у Елены Балашовой, библиотекаря государственного университета Сан-Франциско. Его коллекции находятся в Музее антропологии и этнографии РАН, Приамурском и Благовещенском краеведческих музеях.

В одной из статей про Николая Васильевича встретились замечательные слова: «… Есть люди, величие которых не вписывается в существующий уклад жизни определенного отрезка эпохи. Но с течением времени на свет их таланта подтягивается общество, происходят прогрессивные изменения в жизни».

К этим словам добавить нечего. Остается лишь зажечь свечу в память о бескорыстном враче...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7